Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Этика небытия. Самая печальная философия



https://ridero.ru/books/etika_nebytiya/

Вадим Филатов
Книга "Этика небытия. Жизнь без смысла: самая печальная философия".

Что такое небытие и почему оно реально, а бытие призрачно?
Отчего люди страдают?
Как несуществующим людям жить в мире, которого нет?
В чём смысл жизни и есть ли он?

«Мы все ходим по тонкому льду над океаном небытия. Чем интенсивнее бытие, тем оно более хрупко, тем оно сильнее подвержено гибели», – говорил русский философ Арсений Чанышев. – «Любовь – это попытка зацепиться за чужое бытие, и тем самым сделать своё бытие более устойчивым». Именно поэтому перед лицом невыносимых физических и душевных страданий многие обращаются к Богу, пытаясь зацепиться за Его вечность.

Мы являемся свидетелями и непосредственными участниками того, что всё возникающее исчезает в бездне небытия раз и навсегда. А также видим, что мир, окружающий нас, жесток, болезнен, исполнен страданий, ненависти, несправедливости. Плохие дела происходят с небытием!

Философия небытия стоит отдельно от  остальных философских систем: она не «заговаривает» смерть, а честно утверждает ничто. Есть ли в поле нашего зрения что-то такое, что не вызывает ни малейшего сомнения, что является безусловным и не поддающимся опровержению, что можно назвать неоспоримой очевидностью? Шопенгауэр однажды написал: «Почему здравствуют тысячи ошибок, если критерий истины — очевидность — столь прост?» Так в чем же мы видим эту «неоспоримую очевидность»? В смерти. Можно подвергнуть сомнению всё что угодно, но только не смерть, которая рано или поздно приходит к каждому и одним ударом разрушает всё. Она забирает и того, кто любим, — и того, кто любит. Не остается ничего и никого. Вероятно, смерть — это отправная точка для всех возможных размышлений, которые претендуют на объективность. Реальная смерть — кульминация всех маленьких символических смертей, через которые мы проходим в течение жизни: вещи, люди, события входят в нашу судьбу и исчезают бесследно, оставаясь иногда лишь в нашей памяти, которая так же обратится в ничто с последним нашим вздохом. Помимо смерти есть ли еще какая-то очевидность? Думаем, она есть, и сформулирована Буддой в Первой Благородной Истине: «Вот, о братья, благородная истина о страдании. В муках рождается человек, он страдает, увядая, страдает в болезнях, умирает в страданиях и печали. Стенания, боль, уныние, отчаяние — тяжки. Союз с немилым — страдание, страдание — разлука с милым, и всякая неудовлетворенная жажда сугубо мучительна. И все пять совокупностей, возникших из привязанностей — мучительны. Такова, о братья, благородная истина о страдании». Скажем, если какой-нибудь философ, опираясь на логику, попытается подвергнуть эту истину сомнению, то предпочтительнее будет остаться не с логикой (даже если она будет «математической»), а с очевидностью, которая присутствует в опыте всех живых существ. И, наконец, третья очевидность, с которой далеко не все соглашаются, но, подозреваем, многие просто пытаются обмануть себя и «заговорить» эту очевидность так же, как очевидность смерти. Речь идет о тотальной несправедливости, пронизывающей как социум, так и природу. Итак, три точки, которые могут служить отправным пунктом для философских размышлений. Три очевидности: несправедливость, страдание и смерть.

Плачущий огонь

Послушай, не идёт ли дождь... from Vadim Filatov on Vimeo.



В пламени горит Бог, поглощённый бездной самоотрицания.
Жорж Батай

Огонь несёт в себе смерть и одновременно святость. Не случайно, раскольники сжигали себя, чтобы обрести огненное крещение.

В фильме "Послушай, не прошёл ли дождь" мы видим самосожжение алкоголем русского писателя Юрия Казакова. В последний год жизни он был преимущественно пьян. Когда работа над очередной повестью мешала пьянству, Казаков немедленно отказывался от работы, и такое случалось всё чаще. В поисках вдохновения он приобрел дачу в поморской деревушке Лопшеньга. Но и здесь, на Белом море, все пили, топили и сжигали себя по-черному. В конце концов, писателю стала являться Смерть в образе одетой в белый саван актрисы Елены Майоровой. Или наоборот, актриса в образе смерти. Елена, увлекательно оперируя цитатами из Екклесиаста, настойчиво манила Казакова в никуда. В итоге она его увлекла. Писателя нашли мертвым, на столе лежал лист бумаги с заголовком его лучшего, поскольку ненаписанного, рассказа: "Послушай, не идёт ли дождь". В финале звучит одноимённая песня на стихи русско-таджикского поэта Тимура Зульфикарова.

Роль Смерти стала последней ролью Елены Майоровой - и в жизни, и в кино. Она выбрала для себя восхитительное занятие - поливать керосином угли души, что чем-то сродни философии. Елена прибавляла огонь к огню. Когда ей удалось растопить вечную мерзлоту в Архангельске своего и моего сердца, повсюду вспыхнул плачущий огонь. Его слёзы капают, как воск с горящей свечи. Вот весёлый мотылек неотвратимо летит на огонь. И нет ничего прекраснее плачущего огня, мистическая магия которого зовёт в никуда и когда-нибудь, к счастью, сожжёт и его, и всех нас, и всю нашу утлую Вселенную.
муха

Мысли отсутствующего ни о чём

28.71 КБ

"Лишь за чистой природой своей следуй, за ничто, которое ни в чем не нуждается и не ищи в другой обители" (Мейстер Экхарт)

Я есть я, которого нет. Когда все кругом обнажает свою нереальность, возникает экзистенциальная тревога. Затем приходит понимание истины. Небытие - это истина, бытие - заблуждение. Личность "существует" лишь постольку и до тех пор, пока она ложно мыслит собственное существование. Но, сознаем мы это или нет, всех нас ведет по жизни исходная интуиция ничто.

Предметы различаются тем, что занимают неодинаковые места в пространстве и во времени. Однако само ничто не занимает никакого пространства и времени. Поэтому по отношению к ничто, то есть, к собственной подлинности, и мир и человек не существуют. И представляющий субъект и представляемый объект иллюзорны, поскольку в ничто нет разделения на объект и субъект. В этом смысле наши представления о себе это не более чем видимость. С другой стороны, Я, которое тождественно ничто, становится всеобъемлющим. Моя воля, как проявление ничто, не может быть отделена от ничто как целого и поэтому трудно понять - как я могу нести ответственность за то, что я собой представляю как персонификация ничто?

"Нигилизм не превращает что-нибудь в ничего, а раскрывает, что ничего, принимаемое за что-нибудь - оптический обман", - говорил Герцен. Мы сами себе ничто в его концентрированности и сосредоточенности. Дух освобождения на миг замирает перед пропастью, разделяющей свободу и "существование" (рабство). В такой ситуации мы способны выбрать себя как ничто. В этом заключается наша свобода. Под знаком последней свободы разворачивается не только моя, но и всеобщая аннигиляция. Пустота вмещает в себя пустоту, небытие - небытие, ничто - ничто. В конечном итоге становится очевидно, что заблуждение (бытие) необходимо лишь для утверждения себя в качестве ничто. Ничто сознает себя посредством иллюзии бытия. При этом бытие выступает как самосознание и одновременно как пища ничто.

Воображающие себя счастливыми часов не наблюдают. Потому что там, где время, там и смерть и далее - абсолютное ничто. Время - подвижный образ, орудие ничто. Оно ничтожит. Мир, до предела насыщенный ничто, начинает времениться. Прошлое и будущее - чистое ничто, настоящее - провал времени в небытие. Именно во времени любое нечто способно обнаружить своё несуществование.

Наблюдения за процессами уничтожения, когда они ведутся с безопасных позиций, доставляют людям удовольствие. Отсюда популярность фильмов ужасов, особенно таких, где субъект, несущий разрушение, до конца остается неявным. В момент кульминации ужаса происходит соприкосновение наблюдателя с ничто.

Платоновские идеи и кантовская вещь в себе - это и есть ничто. "Оно не может быть увидено, но видит все, оно не может быть услышано, но слышит все, оно не может быть промыслено, но мыслит все", - так учат Упанишады. In praxi: никто не забыт и ничто не забыто. Ничто непреодолимо и подобно сиянию божественного мрака. Его можно попытаться заговорить или просто не видеть, но оно все равно неуклонно и тотально торжествует. Бытие "есть" лишь в той степени, в которой это угодно ничто. Бытие, становясь абсолютным бытием, переходит в ничто и успокаивается.

В ничто заключено решение всех вопросов.



Моя версия

Жизнь, как туман.

53.76 КБ

"Жизнь есть сон, снящийся Богу".
(Борхес)

Жизнь, как чудо - так называется фильм Кустурицы. А правильнее - жизнь,как туман.
Человек обнаруживает себя запертым в тёмной комнате. Почему он оказался здесь? Как отсюда выбраться? Он задает себе эти вопросы, но страшная боль в животе указывает на то, что жить ему осталось немного. Он ползает из угла в угол, как в запутанном лабиринте, но в каждом углу его поджидает кошмар. Наконец, он встречает женщину в аналогичном положении. Вместе они приближаются к непредсказуемому концу.
Тотально мрачное кино. Это не есть ли наша жизнь? Это фильм "Туман" Шинья Цукамото.
Жизнь -это болезнь, передающаяся половым путём. Это болезнь, где каждый пациент мечтает перебраться на другую кровать. Она неописуемо коротка и состоит из сплошных ошибок - если соответствовать устремления результатам. "Жизнь - вещь грубая. Ты вышел в долгий путь - значит где нибудь поскользнёшься и получишь пинок и устанешь и воскликнешь "умереть бы!" - и стало быть солжёшь." Так говорил Сенека.
Жить легко - очень трудно. А жить трудно - очень легко. Более того - жить вредно, ведь от этого умирают. Хотя, если бы мы не жили, то можно было бы и не умирать. Всю жизнь мы стремимся жить честно, но выясняется. что главный мошенник - это сама жизнь. Если жизнь станет лучше, то от этого лучше никому, кроме жизни, не станет.
Жизнь - это луковица. Снимаем слой за слоем, чтобы внутри обнаружить пустоту. Жизнь - это игрушка настолько глупая, что её дарят только младенцам. Попробовали бы подарить её старикам! Спросите об этом старика Щопенгауэра, в последний период жизни, когда он был относительно честен с самим собой.
Лучше не родиться, однако такая удача выпадает немногим. Жизнь - это заглядывание в зеркало, которого нет. И зеркала, и жизни. "С точки зрения молодости жизнь есть бесконечное будущее, с точки зрения старости - короткое прошлое". Так говорил Шопенгауэр. То. что мы воспринимаем как жизнь- это список дел на сегодня.
Жизнь не так проста, как вы думаете. Она тупее. Она идёт по кругу, но всё ближе к концу. В ней не всё бывает и не каждому достаётся. Но это не имеет никакого значения. Как и сама жизнь.
Только мёртвый для жизни готов. Жизнь - это смерть, которую передают по эстафете.

Скачать фильм:
Туман / Haze (Шинья Цукамото) [2005 г., Короткометражный, DVDRip]
http://narod.ru/disk/11554692000/bmt-haze.avi.html

Море внутри.

13,37 КБ

Испанский режиссёр Аменабар — вовсе не романтик, но с романтиками его объединяет иррациональный интерес к смерти. Об этом свидетельствует его первый фильм, «Диссертация», в котором в качестве лейтмотива выступает завороженность серийного маньяка и его жертв процессом умирания. На первый взгляд может показаться, что Аменабар близок к спиритуалистам, хотя на самом деле он яростно не приемлет околонаучные представления в духе доктора Моуди о жизни после смерти, которая на поверку оказывается наихудшим наказанием. Можно сказать, что его нашумевший фильм "Другие" был о мертвых, которые хотят превратиться в живых, в то время как его последняя работа "Море внутри" — о живых, которые мечтают умереть, но вынуждены жить, потому что таковы абсурдные социальные установления. И действительно, если смерть становится не дверью на пути в бесконечно безвыходный Лимб, или к новым бессмысленным перерождениям, а просто конечной точкой, Аменабар приветствует ее как родного человека.
В фильме "Море внутри" Аменабар снял реальную жизнь и смерть Рамона Сампедро, который в юности неудачно нырнул в море, сломал шейные позвонки и оказался прикован к постели. В течение тридцати лет он читал философские книги, слушал Вагнера и просил у властей разрешения умереть, но власти неизменно отвечали отказом. Свои письма к властям Рамон опубликовал, озаглавив их "Письма из ада". 12 января 1998 года, так и не дождавшись разрешения, он, с помощью близких друзей, всё-таки покончил с собой.
Это фильм не только об умирании, но о мистической влюбленности в смерть. Понятно, что жизнь Рамона, несмотря на попытки окружающих разнообразить её просмотром ТВ, музыкой и общением, абсолютно пуста, а главное - лишена свойственных временно передвигающимся на своих ногах людям беспочвенных надежд. Одухотворяет эту пустоту лишь воля к смерти. Поэтому герой фильма ближе остальных к решению основного философского вопроса, в том виде, в котором его сформулировал Камю - вопроса о самоубийстве.
И здесь перед человеком в безнадёжной ситуации неизбежно встаёт ещё один принципиальный вопрос: почему именно он оказался в таком положении? Иногда бывает, что люди совершают неправильные поступки, за которые им стыдно, или, скажем, человек роняет и разбивает дорогой для него предмет. В таких случаях люди сетуют на досадную случайность и мечтают прокрутить время назад, чтобы вернуть всё как было. А ведь здесь оказалась разбита вся жизнь человека. Что было бы, если бы он пришёл на море чуть позже и прыгнул бы иначе или в другом месте? Но произошло всё именно так, как произошло - с позиций материализма всё это чистейшей воды случайность. А с позиций религии происшедшее - это кара за какие-то неведомые, совершённые молодым человеком грехи, или испытание, которое необходимо преодолеть. Как написано в одной из книг "Добротолюбия", если у человека все дела идут хорошо, значит на самом деле всё очень плохо, потому что Бог не любит этого человека, раз он не испытывает его. В этой связи уместно привести рассуждения писателя Клайва Льюиса, автора одной из наиболее светлых детских сказок "Хроники Нарнии", и переполненных отчаянием страниц, написанных им после смерти жены и озаглавленных "Боль утраты":
"Говорят, что она сейчас в руках Бога. Но если на то пошло, она и раньше была в руках Бога, и я видел, что с ней сделали. Что, к нам вдруг относятся более милосердно, как только мы покидаем бренное тело? Если доброта Бога неразрывно связана с причинением боли, это значит, либо Бог злой, либо - Бога нет: ибо в единственной жизни, которая нам дана, Он причиняет такие запредельные страдания, которые даже невозможно себе вообразить. Если Он заставляет нас так страдать при жизни, то Он может вполне причинять невыносимую боль и после смерти.
Если её больше нет, то ее никода не было. Я ошибся, приняв облако атомов за живого человека. Людей не существует и никогда не существовало. Смерть просто обнажает вечную пустоту, которая была всегда. Нет, меня пугает не материализм. Если бы материалисты были правы, мы, вернее, то что мы принимаем за "мы", могли бы избежать мучений, проще простого - проглотить горсть снотворного. Я больше боюсь другого - что мы крысы в мышеловке, или того хуже, лабораторные крысы. Кто-то, помнится, сказал: "Бог всегда приумножает". А что, если Бог занимается вивисекцией ?"
Возможно, ближе всех к истине был средневековый парадоксалист Тертуллиан, провозгласивший свой знаменитый тезис: "Верую, ибо абсурдно". Человеческий разум ничтожен, однако это всё, что у нас есть. Человек - это маленький самодостаточный мир, поэтому он поневоле эгоцентричен и убеждён, что каждый его поступок, каждое кармическое шарканье ногой, фиксирует некий Большой Брат и заносит всё это на скрижали своих духовных суперкомпьютеров. Не является ли явным преувеличением идея о том, что вселенский проект развёрнут исключительно для нас и для наблюдения за нашим поведением? И даже если это так, то, может быть, каждая отдельная судьба здесь ценится не больше, чем траектория пути какого - нибудь заурядного муравья? Тогда получается, что человек сам для себя придумывает проблемы. Например, буддисты убеждены, что человек может прожить бесконечное множество никому не нужных жизней, и даже тогда не факт, что он заслужит освобождение.
Что касается героя фильма "Море внутри", то, возможно, Рамон трагически заблуждается, но он глубоко убеждён, что если уж ты мертв, то это навсегда. Как говорится, вот такой веселенький тезис. Но, с другой стороны, достаточно взглянуть на многих наших современников и смерти можно возрадоваться, ведь это единственная надежда человечества. И действительно, представьте себе, что все они живут вечно - ужасный вариант!

ОБЛАКО-АД. (Фильм «Завещание Ленина»).

29.41 КБ

На канале «Россия» прошёл показ сериала Досталя по «Колымским рассказам» Шаламова. Этот режиссёр известен также своими фильмами «Облако-рай», «Коля Перекати-поле» и «9 рота». С последним фильмом всё предельно ясно, что касается двух первых, то здесь в главной роли снимался профессиональный цирковой клоун. А сами фильмы представляют собой злобную карикатуру на русскую провинцию и российскую жизнь в целом. Конечно, есть люди по самой своей природе склонные «менять отечество чаще чем трусы», однако дешёвые режиссёрские приёмы наподобие демонстрации крупным планом необъятной задницы только что вставшей с постели престарелой тётки заставляют усомниться – неужели историческую родину Досталя заселяют исключительно фотомодели?
Сериал Досталя – не первый опыт экранизации Шаламова. Какое-то время назад был снят сериал по его рассказу «Последний бой майора Пугачёва». Там меня удивило, что по сюжету фильма глубокой колымской зимой персонажи разговаривают на свежем воздухе и у них даже не идёт пар изо рта. Странная погода стояла после войны на Колыме.
К слову, "Колымские рассказы" – это потрясающая своим трагизмом книга, одна из самых сильных в русской литературе 20 века,а вот фильм, как и всё остальное "творчество" Досталя - сплошная профанация, заурядная антисталинская агитка, приправленная патологической ненавистью ко всему русскому. Во-первых, "Завещание Ленина" - это название известной статьи Троцкого и не думаю, что оно исчерпывающе характеризует жизненный путь и творчество Шаламова. На протяжении всех колымских серий зрителю очевидно, что перед ним проходят никакие не "жертвы сталинизма", а самые банальные ряженые. Съёмки сериала происходили в Хибинах (Мурманск) поздней весной, так что возникает впечатление, что за 16 лет, проведённых Шаламовым на Колыме, там опять же так и не наступила нормальная зима. У большинства колымских ЗК в период войны была алиментарная дистрофия, а персонажи фильма весьма упитанны, твёрдо стоят на ногах и ещё находят силы постоянно огрызаться на начальство. Это вообще дико, поскольку сам Шаламов был доходягой, его постоянно истязали начальство и блатные, которых он смертельно боялся и ненавидел. Даже когда в конце жизни он обитал в доме престарелых, то по привычке прикрывал в столовой свою порцию рукой - чтобы не отобрали. А Досталь делает из него героя, кидающегося на следователя с табуреткой и в течение всего сериала бросающего язвительные реплики в адрес "надоевших чекистов". Ничего подобного в "Колымских рассказах" нет - просто потому, что автор, в отличие от срижиссёра, был принципиально честным человеком.