Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Этика небытия. Самая печальная философия



https://ridero.ru/books/etika_nebytiya/

Вадим Филатов
Книга "Этика небытия. Жизнь без смысла: самая печальная философия".

Что такое небытие и почему оно реально, а бытие призрачно?
Отчего люди страдают?
Как несуществующим людям жить в мире, которого нет?
В чём смысл жизни и есть ли он?

«Мы все ходим по тонкому льду над океаном небытия. Чем интенсивнее бытие, тем оно более хрупко, тем оно сильнее подвержено гибели», – говорил русский философ Арсений Чанышев. – «Любовь – это попытка зацепиться за чужое бытие, и тем самым сделать своё бытие более устойчивым». Именно поэтому перед лицом невыносимых физических и душевных страданий многие обращаются к Богу, пытаясь зацепиться за Его вечность.

Мы являемся свидетелями и непосредственными участниками того, что всё возникающее исчезает в бездне небытия раз и навсегда. А также видим, что мир, окружающий нас, жесток, болезнен, исполнен страданий, ненависти, несправедливости. Плохие дела происходят с небытием!

Философия небытия стоит отдельно от  остальных философских систем: она не «заговаривает» смерть, а честно утверждает ничто. Есть ли в поле нашего зрения что-то такое, что не вызывает ни малейшего сомнения, что является безусловным и не поддающимся опровержению, что можно назвать неоспоримой очевидностью? Шопенгауэр однажды написал: «Почему здравствуют тысячи ошибок, если критерий истины — очевидность — столь прост?» Так в чем же мы видим эту «неоспоримую очевидность»? В смерти. Можно подвергнуть сомнению всё что угодно, но только не смерть, которая рано или поздно приходит к каждому и одним ударом разрушает всё. Она забирает и того, кто любим, — и того, кто любит. Не остается ничего и никого. Вероятно, смерть — это отправная точка для всех возможных размышлений, которые претендуют на объективность. Реальная смерть — кульминация всех маленьких символических смертей, через которые мы проходим в течение жизни: вещи, люди, события входят в нашу судьбу и исчезают бесследно, оставаясь иногда лишь в нашей памяти, которая так же обратится в ничто с последним нашим вздохом. Помимо смерти есть ли еще какая-то очевидность? Думаем, она есть, и сформулирована Буддой в Первой Благородной Истине: «Вот, о братья, благородная истина о страдании. В муках рождается человек, он страдает, увядая, страдает в болезнях, умирает в страданиях и печали. Стенания, боль, уныние, отчаяние — тяжки. Союз с немилым — страдание, страдание — разлука с милым, и всякая неудовлетворенная жажда сугубо мучительна. И все пять совокупностей, возникших из привязанностей — мучительны. Такова, о братья, благородная истина о страдании». Скажем, если какой-нибудь философ, опираясь на логику, попытается подвергнуть эту истину сомнению, то предпочтительнее будет остаться не с логикой (даже если она будет «математической»), а с очевидностью, которая присутствует в опыте всех живых существ. И, наконец, третья очевидность, с которой далеко не все соглашаются, но, подозреваем, многие просто пытаются обмануть себя и «заговорить» эту очевидность так же, как очевидность смерти. Речь идет о тотальной несправедливости, пронизывающей как социум, так и природу. Итак, три точки, которые могут служить отправным пунктом для философских размышлений. Три очевидности: несправедливость, страдание и смерть.

Несвобода воли



«Свобода воли – это иллюзия. Наша воля попросту не является нашим собственным произведением» – заявил американский философ Сэм Харрис. До него мало кто отваживается на публичное опровержение святая святых нашей жизни, а именно, на кажущееся незыблемым представление, что каждый из нас – маленькое «я» – является безусловным автором своих мыслей и действий. Автор очень детально, обстоятельно и всесторонне рассматривает эту тему: «Человеческие “выборы” возникают в нашем мозге, будто бы появившись из ПУСТОТЫ. С точки зрения нашей осознанности мы не более ответственны за следующую мысль, которую мы подумаем (и, соответственно, сделаем), чем за факт нашего рождения».
Collapse )
Что следует из всего сказанного? Поскольку в любых «наших» поступках объективно отсутствуют наша вина или заслуга, то в нравственном отношении нет никакой разницы между маньяком, диктатором, святым, гением, животным и годовалым ребенком. Нас всех объединяет отсутствие выбора действий и результатов действий. Когда в 19 столетии Ницше и Майнлендер заговорили о смерти Бога, в определенных кругах это вызвало страх относительно вседозволенности. Но другой страх, страх перед наказанием, все расставил на свои места. Кроме того, и нравственные мучения никто не отменял. Вплоть до появления концепции отсутствия свободы воли, которая интересна именно тем, что, в некоторых отношениях, вполне маргинальна. Как и любой последовательный нигилизм.

Научный Центр "Scientia" - мошенники

Уже больше месяца назад отправил в журнал «Сиентия» статью об этике небытия, заплатил им из своей жалкой зарплаты (десять тысяч в месяц - полставки доцента) за публикацию полторы тысячи. В их условиях было сказано, что до 13 ноября разошлют авторские бумажные экземпляры, не говоря уже об электронном архиве. Сроки прошли, но журнал хранит гробовое молчание. 17 ноября отправил им два письма, а в ответ тишина. ООО действующее, ИНН 7725312962 ОГРН: 1167746339694 гендиректор согласно egrul.nalog.ru Руднюк Олег Степанович Юр. адрес: 119071,ГОРОД МОСКВА, УЛИЦА СТАСОВОЙ,ДОМ 5,,ПОМЕЩЕНИЕ I КОМ 5. На сайте ни одного телефона нет. Гендиректор Руднюк Олег Степанович наверно, типа как зицпредседатель Фунт. В сети указан только один такой человек, отставной военный из Подольска, занимается патриотическим воспитанием. Обокрали нищего доцента, сссволочи! А ведь и мой брат-профессор тоже смотрел предварительно их сайт и написал, что вроде бы всё прилично. В это время на работе уже требуют отчёта о публикациях. Короче говоря, спонтанная хаотичная иллюзия снова привела меня в сугубое уныние. Как сказал экскаваторщик Степан на фейсбуке, эх, да е@сь оно всё пустотой и небытием!

Никаких отзывов об этой конторе в сети нет, ни ругательных, ни хвалебных, вообще ноль. А тем временем жулики внаглую присылают на почту рассылку, предлагая очередным лохам опубликоваться в "ноябрьском выпуске". Видимо, октябрьские деньги уже оприходовали. Чтобы потенциальные лохи прочитали через поисковик этот отзыв, публикую его здесь.

http://scientia-journal.ru/
Где я?

Оборотни-городовые

39.69 КБ

"Маменька с ним здравствуются и отвечают:
- Разве вы,- говорит,- братец, не знаете, какое у нас орловское
положение? Постоянно с ворами, и день, и ночь от полиции запираемся.
Дядя отвечает, что это у всех одно положение: Орел да Кромы - первые
воры, а Карачев на придачу, а Елец всем ворам отец. "И мы,- говорит,тоже от
своей полиции запираемся, но только на ночь, а на что же днем?"
(Николай Лесков. "Грабёж")

"Участок - великая вещь! Это место свидания меня и государства"
(Велимир Хлебников)

"Иногда мне кажется, что нашу милицию спасут только массовые народные погромы", - говорит в своей книге "Враги народа" журналист Дмитрий Соколов-Митрич. Думается, что нет, не спасут - погромы 1917-1920 годов смогли лишь превратить старую царскую полицию в ЧК-НКВД-МВД. Сегодняшняя российская милиция количественно уже вдвое превышает советскую, а что касается стиля её отношений с населением, то он, по существу, если и изменился за последние полторы сотни лет, то исключительно в худшую сторону.
Интересно почитать уже совсем забытых народных писателей, которые с фотографической точностью воспроизводили перипетии и злоключения собственных несчастных жизней. Таковы, к примеру, книги в своё время считавшегося очень модным, но затем умершего в больнице от алкоголизма русского писателя 19 века Ивана Кущевского, крестьянского писателя, нищего пропойцы и бродяги Семёна Подъячева. Литератор-разночинец Фёдор Решетников выглядит в этом скорбном ряду более или менее благополучно, несмотря на то, что умер в нищете в возрасте 29 лет от туберкулёза. Да и выпить тоже был не дурак: вообще на Руси литературное и любое другое творчество без алкоголя - это не более, чем онанизм.
Недавно я прочитал рассказ Решетникова "Филармонический концерт", посвящённый очень модной в наши дни теме милицейского (полицейского) произвола. Захотелось сравнить, каким образом обстояли дела с оборотнями в погонах лет 150 назад?
Итак, достаточно известный к тому времени писатель Решетников решил сходить на концерт. Разумеется, что перед этим он зашёл в портерную и выпил там пару кружек пива. (Скорее всего, больше, ибо, как он пишет - "засиделся там до шести часов". А ведь надо знать меру - ну, выпил одну, ну, другую, ну пять литров, ну, десять - но зачем же напиваться? То есть, когда он вышел, концерт уже практически закончился, но он об этом по пьяному делу не вспомнил). Придя к зданию дворянского собрания, Решетников полез в парадную, где его схватил за руку полицмейстер, поскольку увидел, что писатель пьян. Оскорблённый литератор в свою очередь обозвал полицмейстера пьяницей, после чего тот позвал городового и велел отвести хулигана в участок. "И меня городовой повёл в участок. И начал я скорбеть!...Горько мне стало, лучше бы дома поиграть на гармонии, чем разыскивать, дураку, концерты".
Решетникова доставили в участок, вышел офицер и в ответ на объяснение, что несчастный хотел послушать филармонический концерт, оглушил его оплеухой. "И меня били жестоко. Я лежал на полу и только молился: Господи, укроти филармонию...Никогда больше не стану разыскивать хороших концертов".
Из участка городовой повёз Решетникова в часть (в чём разница - неизвестно). Сопровождающий городовой поначалу был вежлив и даже сообщил задержанному, что его, быть может, и выпустят завтра:
"- А бить будут? - Накладут.- Но за что, за что, Господи! - возопил я."
За что - это выяснилось очень скоро. Когда доехали, Решетников отказался платить извозчику, за что городовой ударил его, отобрал портмоне, заплатил, а потом... вернул портмоне задержанному! Вот это уже как-то нереалистично получается. Странно.
В части Решетникова снова стали люто избивать, затем раздели, оставив только рубашку и кальсоны и продолжили бить ногами. "- Как вы смеете драться?" - кричал он, но куда там! Затем его втолкнули в наполненную народом камеру, население которой очень обрадовалось:
"- Пьяницу привели, спрыска надо делать!" Решетникову стукнули по шее, но били мало, потому что он обещал дать наутро арестантам денег, которые отобрал у него дежурный. Ему даже уступили место на нарах. Дверь в камеру была открыта, рядом находилось отхожее место и посещавшие его арестанты постоянно заворачивали поглазеть на пьяницу - это было наверное им в диковинку - но Решетников притворялся спящим. Другого пьяницу. не имевшего денег, арестанты избили и прогнали - ему пришлось спать в коридоре. "- Да разве они смеют бить? - Толкуй. Место такое, что бить можно: начальство не побьёт - мы побьём. Вытрезвляет отлично! В другой раз не захочешь." Абстиненты позорные...
Утром Решетников получил одежду, вернули ли деньги - не пишет. Зато спину его пальто шутники-городовые изрисовали мелом, так что несчастный весь следующий день ходил по городу и не понимал, отчего окружающим так весело.
Что же сделал Фёдор Михайлович Решетников, когда его отпустили на все четыре стороны? Ясное дело - пошёл в кабак и снова напился, с чего и начинается его рассказ "Филармонический концерт"! Кстати, деньги-то у него на это нашлись и значит в полиции их не отобрали. Или, по крайней мере, не все отняли! Чудны дела твои, Господи! Нет, всё-таки прав был Говорухин, когда снял свой фильм "Россия, которую мы потеряли".


МОШЕННИКИ БОЛЬШИЕ И МАЛЕНЬКИЕ.

37,60 КБ

В период угара перестройки увидел в москве на Калининском проспекте большую толпу народа. Оказалось, они наблюдали за игрой приехавших с кавказа напёрсточников. Удивило, что напёрстки были очень большие, похожие на металлические стаканы, и шарик, соответственно, тоже большой. Наверное, в расчёте на особо тупых лохов. А они не заставили себя ждать – какой-то подросток в очках, плача, стал кричать, чтобы ему вернули его деньги. Носатый абрек моментально отреагировал и врезал ребёнку по лицу. После чего мальчишку утащил его старший брат или просто приятель, а толпа москвичей увлечённо продолжала следить за захватывающим зрелищем. А поскольку я тогда приехал в маскво из Таджикистана, то сразу представил себе зеркальную картину – русский мошенник средь бела дня обманул и ударил ребёнка местной национальности. Понятно, что после этого произошло бы не только с ним, но и со многими проживавшими тогда в Душанбе русскими.
Кручу-верчу, обмануть хочу…
Когда я учился в аспирантуре, мой однокурсник Валера Вайнгерт (или Вайнгердт? Х. знает, короче говоря, не Иванов) предложил мне и другим поработать мошенниками – изображать игроков в уличной лотерее, то есть, завлекать и обманывать лохов. Мы отказались и стали продавать газеты в метро, откуда нас время от времени выгоняли злые московские мусора. Лохотронщики их, понятное дело, не интересовали.
Впоследствии мне ещё много раз пришлось столкнуться с различными уличными мошенниками. Взять хотя бы пресловутые «рекламные акции». Что характерно, мошенники обычно стремятся вручить и дать подержать своей жертве убогий набор промтоваров, предназначенных для того, чтобы их, по возможности, впарить. Видимо некие психологи проинструктировали их о том, что тупой лох должен подержать в руках эти предметы и тогда у него не хватит силы духа, чтобы от них отказаться.
Но всё это, конечно, маленькие мошенники. По сравнению с большими лохотронщиками, которые, например, организуют подсчёт голосов на выборах, все они, просто-напросто, отдыхают.