Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Этика небытия. Самая печальная философия



https://ridero.ru/books/etika_nebytiya/

Вадим Филатов
Книга "Этика небытия. Жизнь без смысла: самая печальная философия".

Что такое небытие и почему оно реально, а бытие призрачно?
Отчего люди страдают?
Как несуществующим людям жить в мире, которого нет?
В чём смысл жизни и есть ли он?

«Мы все ходим по тонкому льду над океаном небытия. Чем интенсивнее бытие, тем оно более хрупко, тем оно сильнее подвержено гибели», – говорил русский философ Арсений Чанышев. – «Любовь – это попытка зацепиться за чужое бытие, и тем самым сделать своё бытие более устойчивым». Именно поэтому перед лицом невыносимых физических и душевных страданий многие обращаются к Богу, пытаясь зацепиться за Его вечность.

Мы являемся свидетелями и непосредственными участниками того, что всё возникающее исчезает в бездне небытия раз и навсегда. А также видим, что мир, окружающий нас, жесток, болезнен, исполнен страданий, ненависти, несправедливости. Плохие дела происходят с небытием!

Философия небытия стоит отдельно от  остальных философских систем: она не «заговаривает» смерть, а честно утверждает ничто. Есть ли в поле нашего зрения что-то такое, что не вызывает ни малейшего сомнения, что является безусловным и не поддающимся опровержению, что можно назвать неоспоримой очевидностью? Шопенгауэр однажды написал: «Почему здравствуют тысячи ошибок, если критерий истины — очевидность — столь прост?» Так в чем же мы видим эту «неоспоримую очевидность»? В смерти. Можно подвергнуть сомнению всё что угодно, но только не смерть, которая рано или поздно приходит к каждому и одним ударом разрушает всё. Она забирает и того, кто любим, — и того, кто любит. Не остается ничего и никого. Вероятно, смерть — это отправная точка для всех возможных размышлений, которые претендуют на объективность. Реальная смерть — кульминация всех маленьких символических смертей, через которые мы проходим в течение жизни: вещи, люди, события входят в нашу судьбу и исчезают бесследно, оставаясь иногда лишь в нашей памяти, которая так же обратится в ничто с последним нашим вздохом. Помимо смерти есть ли еще какая-то очевидность? Думаем, она есть, и сформулирована Буддой в Первой Благородной Истине: «Вот, о братья, благородная истина о страдании. В муках рождается человек, он страдает, увядая, страдает в болезнях, умирает в страданиях и печали. Стенания, боль, уныние, отчаяние — тяжки. Союз с немилым — страдание, страдание — разлука с милым, и всякая неудовлетворенная жажда сугубо мучительна. И все пять совокупностей, возникших из привязанностей — мучительны. Такова, о братья, благородная истина о страдании». Скажем, если какой-нибудь философ, опираясь на логику, попытается подвергнуть эту истину сомнению, то предпочтительнее будет остаться не с логикой (даже если она будет «математической»), а с очевидностью, которая присутствует в опыте всех живых существ. И, наконец, третья очевидность, с которой далеко не все соглашаются, но, подозреваем, многие просто пытаются обмануть себя и «заговорить» эту очевидность так же, как очевидность смерти. Речь идет о тотальной несправедливости, пронизывающей как социум, так и природу. Итак, три точки, которые могут служить отправным пунктом для философских размышлений. Три очевидности: несправедливость, страдание и смерть.
Студент

Кулютурная жизнь - 2



Вот сс... стою я сейчас в своём туалете и гляжу в окно на нашу Мукомольную улицу. Хоть улица очень маленькая, не шире козьей тропы, но на ней день и ночь пробка, и в пробке встал напротив меня автобус с поляками. И поляки из своего автобуса тоже скучно на меня поглядывают. Вот в возможности такого спонтанного молчаливого диалога и состоит главное преимущество жизни в культурном центре.

Заглянули в Прагу



Прага, 2.01 - 10.01.2019

Автовокзал в Варшаве
Пражский зоопарк
Пражский Град
Карлов мост
Национальный музей
Лебеди на острове Кампа
Жижковская телебашня
Пивная "У Калиха"
Галерея "Futura"

Временение

27.47 КБ

Каким бы искренним ни был человек, порой он напоминает старика-поэта, прикованного к постели и совершенно забытого. Рассердившись на современников, он объявил, что не примет у себя дома ни одного из них. Его жена из милосердия время от времени выходила и звонила в дверь.

Невдалеке, над входом в тоннель метро, светится табло. Оно обозначает минуты и секунды, прошедшие с момента ухода последнего поезда. Никого нет. Станция удивительно пуста, ее освещает мерцающий, призрачный свет. Там, где должен быть выход, виднеется надпись: "Исхода нет".
Я присел на скамейку и стал ждать утра - когда станция снова откроется, пойдут поезда и появятся первые пассажиры. Время тянулось непривычно медленно. Казалось, времени больше не стало. Но нет, табло над входом в тоннель отсчитывало совсем астрономические цифры. Я увидел, что сижу на станции уже больше недели... месяц... год. Я понял, что стал последним пассажиром, который вошел на эту станцию и больше никогда отсюда не выйду. Исхода нет. Я сидел на скамейке и ждал прибытия поезда, хотя ожидать было нечего. Ведь прошли уже десятки лет, а утро так и не наступило.

Когда я окончательно утратил всякую надежду, тяжелая рука опустилась на мое плечо. Не нужно было оборачиваться, чтобы узнать, кто стоит за моей спиной.
- Встань и иди! - сурово сказал мой постоянный спутник, хранитель пустоты, Pankratus, однорукий старик, одетый в большие, нелепые ботинки и ватник. - Временение не длится вечно - вечна лишь одна пустота.

И тотчас же у выхода внезапно заработал эскалатор, одновременно вся станция осветилась ярким светом! Меня охватило ликование, сердце учащенно застучало. Я бросился к выходу и обнаружил, что эскалатор движется вниз, но он пуст. Я терпеливо ждал и наконец, далеко вверху показалась одинокая фигура человека. Он приветливо помахал рукой и начал медленно спускаться. Ближе к выходу с эскалатора человек сделал несколько торопливых шагов и оказался на ярко освещённой платформе. Его лицо становилось все более знакомым. Когда он подошел совсем близко, я понял, что это я.